Прямиком из Варанаси мы направились в Катманду — через Горакпур. О переходе Индийско-Непальской границы я писала тут. Сразу после перехода границы необходимо ловить автобус до Катманду.

Лучше делать это с утра, поскольку автобус тащиться медлительно по горным дорогам, и путешествие может занять целый сутки. Простая цена автобуса до Катманду — 800 непальских рупий (2012 год). По пути автобус делает остановку в кафе. К темноте мы добрались до Катманду и побрели на Тамель, которая находится минутах в 15-20 от автовокзала. Сперва поселились в первой попавшейся гостиницы за 500 рупий, а с утра переселились в Discovery (где я останавливалась раньше) — за ту же цену.

Плюс этого места пребывает в том, что мы снимали не просто номер, а целый верхний этаж- веранду. Позднее нам удалось захватить и крышу отеля — непальцы неосмотрительно покинули ключи от крыши в замке. И вдобавок на первом этаже стоят два компьютера с интернетом и дешёвы различные путеводители. О  Тамеле писать бессмысленно.

Тут имеется все. Непальцы знают толк в музыке, еде, одежде… На улицах предлагают все, что душе угодно.  В магазинах имеется овсянка и жёсткий ячий сыр. Непал мне все больше напоминает Россию — по менталитету людей. Культурная программа в этом случае складывалась из визита Сваямбунатха и Пашупатинатха.

Сваямбунатх — монастырь и большая ступа на северо-западной окраине города, сходу за КАДом.  Вход туристам на территорию стоит каких-то громадных для Непала денег . Чтобы встать — необходимо преодолеть 365 ступеней, по числу дней в году. Ступени облюбовали мартышки, прикормленные служителями монастыря.

Сваямбунатх расположен на высоком бугре и виден с верхних этажей строений в Катманду. Это место мне весьма нравиться — на склоне горы возможно посидеть на скамеечке среди сосен и гималайского можжевельника. С Тамеля возможно дойти пешком. Пашупатинатх — старый индуистский храм на востоке города, находится сходу за кольцевой дорогой.

От Тамеля — 9 км по прямой. Pashupati «повелитель животного мира» — Божество, которому поклонялись еще  до наступления индуизма, прообраз Шивы. Храмовый комплекс легко огромен. В него — бесчисленной количество алтарей и мандиров. По территории протекает священная река — Багмати, на берегу которой происходит кремация усопших.

Сгоревшие останки вместе с вещами и одеждой сбрасывают в реку. Чем-то напоминает Варанаси, но Багмати — совсем небольшая речушка по-сравнению с Гангой. В 2001 тут кремировали всю королевскую семью, которую расстрелял сын непальского короля. На территории храма живут  садху — монахи, каковые отреклись от мирской судьбы. Шиваитских садху отличают белые горизонтальные полосы на лбу и оранжевые одежды.

Кое-какие колоритные персонажи позируют перед фотокамерами за деньги, большая часть же заняты чтением священных текстов. Выше по течению Багмати находятся пещеры для отшельников, куда местные обитатели приносят еду. Пашупатинатх — это самое святое место для индуиста в мире. Толпы верующих стекаются ко мне каждый день, для получения благословения. Во внутренний двор чужестранцев не пускают — «Hindu only».

Пашупатинатх есть глобальным монументом наследия Юнеско. Посещение платное, что-то в районе 500 непальских рупий. На протяжении отечественного нахождения в Катманду был январь месяц.

В центре Непала сейчас достаточно холодно. Днем  воздушное пространство прогревается до +20, но ночью температура опускается практически до 0 градусов. Центральное отопление отсутствует.

Цементные стенки домов дышат холодом. На улице довольно часто пребывать теплее, чем дома. Я дремала под двумя шерстяными одеялами, но это не спасло от простуды. С температурой провалялась практически семь дней.

Выручал имбирный напиток и гималайские аюрведические снадобья на эфирных маслах. А позже я выздоровела, и мы подали документы на китайскую визу. О том, как сделать китайскую визу в Катманду, я писала детально тут.

В общем, нам дали китайскую визу, но по не добрый иронии судьбы, не обращая внимания на яркую близость Китая к Непалу, нам было нужно ехать в Китай через Индию, Тайланд и Лаос, сделав приличный крюк. О отечественном возвращении к себе я еще напишу.